ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ ВСТУПИТЬ
В ПРОФСОЮЗ

Обращение «Действия» к Генеральному прокурору России.

Новость от 08 июня 2020

Профсоюз работников здравоохранения «Действие» направил Генеральному прокурору России обращение по поводу неправомерных указаний министерства здравоохранения России в отношении правил начисления стимулирующих выплат. С точки зрения профсоюза, руководство Минздрава в своих разъяснениях региональном властям превысило свои должностные полномочия и распространили недостоверную информацию под видом достоверной (так называемые “фейк-ньюс”). Публикуем полный текст обращения.

06 июня 2020 года № 32/20-К

Генеральному прокурору Российской Федерации Краснову И.В.

Уважаемый Игорь Викторович!

Профсоюз «Действие» вынужден обратиться к Вам в связи с многочисленными жалобами и протестами медицинских работников по поводу сохраняющихся проблем с выплатой стимулирующих надбавок за работу в условиях коронавирусной инфекции, предусмотренных постановлениями Правительства РФ от 02.04.2020 № 415 и от 12.04.2020 № 484 (далее – Постановление №415 и Постановление №484).

Считаем, что на нынешнем этапе (уже после разъяснений методики расчета конкретных размеров выплат, данных на самом высоком уровне с участием Президента Российской Федерации) одна из основных причин сохранения указанных проблем связана с неправомерными действиями должностных лиц Минздрава России.

Речь, прежде всего, идет об информационном письме Минздрава РФ № 16-3/И/1-6965 от 21.05.2020 за подписью заместителя министра Семеновой Т.В. в адрес органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья.

Полагаем, что содержащиеся в данном письме указания о порядке применения правительственных постановлений № 415 и № 484:

- существенным образом меняют их содержание,

- дезинформируют органы государственной власти и руководителей медицинских организаций,

- умаляют право работников здравоохранения на получение федеральных стимулирующих выплат,

- способствуют росту социального недовольства значительной части медицинского персонала, чем создают угрозу общественному порядку и безопасности.

В первую очередь, это относится к тем положениям письма замминистра Семеновой Т.В., которые посвящены постановлению №415.

В частности, в письме говорится:

«Выплаты стимулирующего характера за работу в особых условиях и дополнительную нагрузку в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 02.04.2020 № 415 осуществляются медицинским работникам, оказывающим медицинскую помощь лицам с подтвержденным диагнозом COVID-19, внесенным в информационный ресурс (COVID-19) в соответствии с Временными правилами учета информации в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 2020 года № 373.

Также указанные выплаты получают медицинские работники, контактирующие в результате осуществления профессиональной деятельности с пациентами с подтвержденным диагнозом COVID-19, и работа которых связана с биоматериалом, заражённым COVID-19…»

Аналогичный текст содержится в письме Минздрава России от 6 мая 2020 г. N 16-3/И/2-5951 от 06.05.2020 за подписью министра здравоохранения Мурашко М.А.

Таким образом, руководители Минздрава России в своих официальных письмах органам исполнительной власти субъектов РФ утверждает, что предусмотренная Постановлением № 415 стимулирующая выплата распространяется лишь на медперсонал, который:

- либо оказывает медпомощь пациентам с лабораторно подтвержденным COVID-19,

- либо контактирует при исполнении служебных обязанностей с пациентами с лабораторно подтвержденным COVID-19,

- либо работает с биоматериалом, заражённым COVID-19.

Тем самым, абсолютно произвольно, без всяких на то правовых оснований, Минздрав России отказывает в стимулирующих выплатах такой категории сотрудников как упомянутые в Постановлении № 415 «медицинские работники, оказывающие медицинскую помощь <….> лицам из групп риска заражения новой коронавирусной инфекцией».

Это прямо противоречит утвержденным Постановлением №415 «Правилам предоставления в 2020 году иных межбюджетных трансфертов из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, источником финансового обеспечения которых являются бюджетные ассигнования резервного фонда Правительства Российской Федерации, в целях софинансирования, в том числе в полном объеме, расходных обязательств субъектов Российской Федерации, возникающих при осуществлении выплат стимулирующего характера за особые условия труда и дополнительную нагрузку медицинским работникам, оказывающим медицинскую помощь гражданам, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция, и лицам из групп риска заражения новой коронавирусной инфекцией» (далее – Правила).

В настоящее время, опираясь на указанные письма Минздрава № 16-3/И/2-5951 от 06.05.2020 и № 16-3/И/1-6965 от 21.05.2020, многие работодатели и должностные лица органов исполнительной власти субъектов РФ, не видят оснований для выплат стимулирующих надбавок по 415-му постановлению за оказанием помощи лицам из «групп риска» или даже утверждают, что в «группы риска» входят исключительно медработники, контактирующие с пациентами с подтвержденным диагнозом COVID-19, и работа которых связана с биоматериалом, заражённым COVID-19.

Однако ни одно из положений Постановления № 415 не дает основания для подобного ограничения круга получателей выплат.

Во-первых, если Минздрав России полагает, что под «группами риска» в Постановлении №415 имеются ввиду медицинские работники, находящиеся под угрозой заражения при исполнении должностных обязанностей (см. соответствующий методический материал Минздрава в Приложении 1), то, спрашивается, почему по мнению Минздрава в эту категорию входят сотрудники, работающие с биоматериалом, но не входят, например, все сотрудники выездных бригад скорой помощи, все медработники первичного звена, ведущие амбулаторный прием и (или) посещающих пациентов на дому, сотрудники обычных подразделений стационаров, у пациентов которых нередко выявляется коронавирусная инфекция?

Все эти группы работников медучреждений находятся в зоне повышенного риска заражения COVID-19 по следующим причинам:

а) при существующем дефиците кадров и количестве бригад (особенно в сельской местности) невозможно обеспечить обслуживание всех вызовов к пациентам с ОРВИ и пневмонией (то есть все случаи с подозрением на COVID-19 и все вероятные случаи COVID-19) перепрофилированными для этих целей бригадами скорой помощи. Точно также в большинстве случаев обстоит дело в амбулаторно-поликлиническом звене – при оказании медпомощи населению участковыми врачами и медсестрами, фельдшерами ФАП;

б) при оказании медицинской помощи по любому профилю, пациент может иметь сопутствующее заболевание - COVID-19, ОРВИ, пневмония (это касается, в том числе и сотрудников выездных бригад, обычных (не перепрофилированных) стационаров, узких специалистов поликлиник);

в) согласно данным руководителя Роспотребнадзора Поповой А.Ю., представленным на совещании о санитарно-эпидемиологической обстановке под председательством Президента России Путина В.В., бессимптомное течение заболевания COVID-19 выявляется у 45-50% инфицированных COVID-19.

г) медработники, оказывающие помощь в таких условиях, в отличие от сотрудников специализированных (перепрофилированных) под Covid-19 госпиталей, обсерваций и бригад скорой помощи, не экипированы СИЗ соответствующего уровня защиты и, как следствие, подвергаются повышенному риску заражения. Об этом говорит, в частности, повышенные показатели заболеваний COVID-19 среди медицинских работников.

Таким образом, если под «группами риска» понимаются медработники (а не пациенты, которым они оказывают помощь) к ним следует отнести максимально широкий круг сотрудников скорой помощи, стационаров и первичного (амбулаторно-поликлинического) звена вне зависимости от фактов контакта с пациентами с официально (лабораторно) подтвержденной коронавирусной инфекцией.

Во-вторых, при внимательном изучении Правил, утвержденных Постановлением №415 (а именно пункта 10), очевидно, что под «лицами из групп риска заражения» правительство понимает не медработников, а особые категории пациентов, за оказание помощи которым медработникам полагаются стимулирующие выплаты.

В пункте 10 Правил говорится:

«Средства, предоставленные бюджетам субъектов Российской Федерации в форме иных межбюджетных трансфертов, направляются медицинским организациям <…>, в которых оказывается медицинская помощь гражданам, у которых выявлена новая коронавирусная инфекция, и лицам из группы риска заражения новой коронавирусной инфекцией…»

Понятие «лица из группы риска заражения новой коронавирусной инфекцией» раскрывается в иных нормативных документах - прежде всего, в Приказе Минздрава России от 19.03.2020 № 198н «О временном порядке организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19»).

Здесь неоднократно используется следующее определение «лиц из группы риска заражения»: «лица в возрасте старше 60 лет, а также лица, страдающие хроническими заболеваниями бронхолегочной, сердечно-сосудистой и эндокринной систем, беременные женщины».

Очевидно, что практически все медработники стационаров, первичного звена (поликлиник, амбулаторий, ФАПов), организаций скорой медицинской помощи в своей ежедневной работе регулярно оказывают медицинскую помощь данным категориям пациентов.

Следовательно, все они имеют право на стимулирующие выплаты за особые условия труда и дополнительную нагрузку, предусмотренные Постановлением № 415.

О том, что законодатель в лице Правительство Российской Федерации при издании постановления придерживался этого же подхода, свидетельствует перечень должностей , непосредственно упомянутых в пункте 10 Постановления №415 с указанием размеров выплат по основным категориям медперсонала:

а) врачам скорой медицинской помощи, в том числе в составе специализированных выездных бригад, - 80 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

б) среднему медицинскому персоналу, участвующему в оказании скорой медицинской помощи (фельдшеры скорой медицинской помощи, медицинские сестры, медицинские сестры-анестезисты), - 40 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

в) фельдшерам (медицинским сестрам) по приему вызовов скорой медицинской помощи и передаче их выездным бригадам скорой медицинской помощи - 20 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

г) врачам подразделений, оказывающим первичную медико-санитарную помощь (в том числе врачам-инфекционистам, врачам общей практики (семейным врачам), врачам-педиатрам, врачам-педиатрам участковым, врачам-терапевтам, врачам-терапевтам участковым, врачам-пульмонологам), - 80 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

д) среднему медицинскому персоналу, участвующему в оказании первичной медико-санитарной помощи, в том числе среднему медицинскому персоналу фельдшерско-акушерских пунктов, фельдшерских пунктов, фельдшерских здравпунктов, - 40 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

е) младшему медицинскому персоналу, обеспечивающему условия для оказания первичной медико-санитарной помощи, - 20 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

ж) врачам, оказывающим специализированную медицинскую помощь в стационарных условиях (в том числе врачам-инфекционистам, врачам-анестезиологам-реаниматологам), - 100 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

з) среднему медицинскому персоналу, участвующему в оказании специализированной медицинской помощи в стационарных условиях, - 50 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики;

и) младшему медицинскому персоналу, обеспечивающему условия для оказания специализированной медицинской помощи в стационарных условиях, - 30 процентов среднемесячного дохода от трудовой деятельности в соответствующем субъекте Российской Федерации за 9 месяцев 2019 года по данным Федеральной службы государственной статистики.

Подобный подход вполне правомерен с учетом того, что все перечисленные категории медицинских работников сами находятся в зоне повышенного риска заражения COVID-19, о чем, в частности, говорит большая доля заболевших сотрудников медицинских учреждений и подразделений различного профиля в регионах распространения коронавирусной инфекции. Кроме того, из-за всплеска заболевших и повышенных требований к мерам безопасности практически все они несут дополнительную трудовую нагрузку.

Между тем, заместитель министра Семенова Т.В. в письме Минздрава РФ от 21.05.2020 еще более ограничивает круг получателей стимулирующих выплат по 415-му постановлению за счет отказа в них большинству сотрудников выездных бригад скорой помощи, утверждая, следующее:

«Стимулирующие выплаты за работу в особых условиях и дополнительную нагрузку в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 2 апреля 2020 г. № 415 осуществляются медицинским работникам специализированных выездных бригад скорой медицинской помощи, работающих в указанных бригадах скорой медицинской помощи, сформированных в соответствии с Временным порядком организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19, утвержденным приказом Минздрава России от 19 марта 2020 г. № 198н направляемых на вызов к пациентам с ОРВИ и внебольничной пневмонией, отбору биологического материала для лабораторных исследований на наличие новой коронавирусной инфекции COVID-19 независимо от количества пациентов с подтвержденным COVID-19».

Однако в Постановлении № 415 вообще не упоминаются отдельно «специализированные бригады» (далее - спецбригады), сформированные в соответствии с требованием Приказа Минздрава №198н.

Согласно п.1.3 Приложения №2 к приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 19 марта 2020 г. № 198н, спецбригады – это общепрофильные бригады, которые руководитель организации скорой помощи обязан включить в перечень бригад, направляемых на вызов к пациентам с ОРВИ и внебольничной пневмонией, отбору биологического материала для лабораторных исследований на наличие новой коронавирусной инфекции COVID-19.

Между тем, упомянутые в п.10 Правил (утв. Постановлением № 415) специализированные бригады - это обычные реанимационные и другие специализированные бригады, предусмотренные порядком оказания скорой медицинской помощи в соответствии с профильным Приказом Минздрава России № 388н. Об этом, в частности, говорит и упоминание в подпункте Б пункта 10 Правил должность медсестры-анестезистки, которая, согласно Приказу №388н входит в состав только специализированной реанимационной бригады, а значит, не может быть сотрудником спецбригады, являющейся разновидностью общепрофильной бригады, перепрофилированной на работу с ОРВИ, внебольничной пневмонией и COVID-19 в соответствии с Приказом №198н.

Кроме того, сотрудники специализированных бригад, упоминаются в подпунктах А и Б пункта 10 Правил лишь как частный случай («…в том числе…») – только как одна из категорий сотрудников выездных бригад, которым предусмотрены стимулирующие выплаты согласно Постановлению №415. Следовательно, правительство в постановлении №415 недвусмысленно устанавливает, что стимулирующие выплаты предназначены сотрудникам как специализированных, так и НЕспециализированных бригад (какой бы смысл не вкладывался в понятие «специализированные бригады» в рамках постановления).

Утверждение о правомерности стимулирующих выплат в организациях скорой помощи сотрудникам только спецбригад письмо Минздрава РФ № 16-3/И/1-6965 от 21.05.2020 за подписью Семеновой Т.В. распространяет и на стимулирующие надбавки, предусмотренные Постановлением №484:

«Стимулирующая выплата в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 12 апреля 2020 г. № 484, полагается медицинским работникам специализированных выездных бригад скорой медицинской помощи, и водителям, в том числе транспортных организаций, работающих в указанных бригадах скорой медицинской помощи, сформированных в соответствии с Временным порядком организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19, утвержденным приказом Минздрава России от 19 марта 2020 г. № 198н…».

(Аналогичная позиция по данному вопросу изложена в письмо Минздрава РФ № 16-3/И/1-3061 от 17.05.2020, направленном также за подписью заместителя министра Семеновой Т.В.).

Однако в Постановлении № 484 вообще не упоминаются спецбригады («специализированные бригады»), сформированные в соответствии с требованием Приказа Минздрава №198н.

Более того, согласно Постановлению №484, размер средств на выплаты стимулирующего характера, предоставляемого бюджету субъекта Российской Федерации, определяется по формуле с учетом почти всего медицинского персонала и водителей служб скорой помощи - а именно, таких показателей как:

- численность врачей, оказывающих скорую медицинскую помощь гражданам, по данным формы федерального статистического наблюдения N 30 "Сведения о медицинской организации" за 2019 год, человек;

- численность среднего медицинского персонала, участвующего в оказании скорой медицинской помощи гражданам, по данным формы федерального статистического наблюдения N 30 "Сведения о медицинской организации" за 2019 год, человек;

- численность водителей экипажей машин скорой медицинской помощи по данным формы федерального статистического наблюдения N 30 "Сведения о медицинской организации" за 2019 год, человек;

- численность младшего медицинского персонала, обеспечивающего условия для оказания гражданам скорой медицинской помощи, по данным формы федерального статистического наблюдения N 30 "Сведения о медицинской организации" за 2019 год, человек.

Другими словами, средства из федерального бюджета, согласно Постановлению №484, выделяются из расчета численности сотрудников всех выездных бригад скорой помощи и оперативных отделов, а не только спецбригад, сформированных в порядке Приказа Минздрава России №198н.

Обращаем также Ваше внимание, что по факту во многих организациях скорой помощи формирование спецбригад, направляемых в соответствии с приказом Минздрава № 198н на вызов к пациентам с ОРВИ и внебольничной пневмонией, отбору биологического материала для лабораторных исследований на наличие новой коронавирусной инфекции COVID-19, произошло спустя значительное время после проникновения коронавирусной инфекции в тот или иной регион (в каких-то случаях - в конце апреля или даже в мае 2020 г.). Между тем, согласно Постановлению №415, его действие распространяется на период с 30 января 2020 года, а согласно Постановлению №484 – с 1 апреля 2020 года. (На Чапаевской подстанции ГБУЗ «Самарская областная станция скорой медицинской помощи», например, такая бригада была сформирована лишь 1 июня).

Следовательно, изложенные в письме Минздрава РФ предписания выплачивать стимулирующие надбавки за работу с пациентами, у которых выявлена коронавирусная инфекция только сотрудникам спецбригад, предполагают лишение части работников этих надбавок из-за условий, возникающих не по их вине, а вследствие ненадлежащих действий (бездействия) работодателя. Более того, часто (особенно в сельской местности при небольшом количестве бригад) у работодателя отсутствует объективная возможность формирования таких отдельных спецбригад.

Неправомерным также, с нашей точки зрения, является отождествление в письме Минздрава понятия «пациенты, у которых выявлена коронавирусная инфекция» (использованного в постановлениях № 415 и № 484) с понятием «лица, с подтвержденным диагнозом COVID-19, внесенным в информационный ресурс (COVID-19) в соответствии с Временными правилами учета информации в целях предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации».

Полагаем, что подобное отождествление необоснованно ограничивает круг получателей стимулирующих выплат, умаляя трудовые права значительной части медицинских работников (и в части действия Постановления №484 - водителей автомобилей скорой помощи).

1. В информационном ресурсе (COVID-19) в качестве случая подтвержденного диагноза новой коронавирусной инфекции вносятся случаи после лабораторного подтверждения наличия возбудителей инфекционного заболевания. Между тем, большая часть медицинских работников и водителей скорой помощи оказывает помощь таким пациентам еще до момента лабораторного подтверждения диагноза и получает от работодателей отказы в стимулирующих выплатах на этом неправомерном, с нашей точки зрения, основании.

2. Точность существующих ПЦР-тестов для выявления новой коронавирусной инфекции SARS-CoV-2 составляет не более 70–80%. Согласно данным доклада руководителя клинического отдела НИИ пульмонологии ФМБА России, главного внештатного пульмонолога Минздрава России С.Н. Авдеева, чувствительность методов КТ выше, чем методов ПЦР-диагностики, поэтому наиболее точным способом диагностики больных COVID-19 является именно компьютерная томография.

3. Тестирование пациентов на наличие в крови антител к COVID-19 (IgM, IgG), выработанных организмом в ответ на инфекцию, в информационном ресурсе (COVID-19) не предусмотрено, хотя могло бы служить дополнительным основанием подтверждения перенесенного заболевания коронавирусной инфекцией в сочетании с иными методами диагностики.

4. Обращаем также внимание, что стандартным алгоритмом системы здравоохранения в регионах при организации медицинской помощи пациентам с симптомами нетяжелого течения заболевания COVID-19 является отказ от их госпитализации и тестирования на галичие коронавирусной инфекции.

При этом Задачами информационного ресурса (COVID-19), согласно Постановлению Правительства РФ от 31 марта 2020 года № 373 (далее – Постановление № 373) , являются:

а) сбор и учет актуальной информации о пациентах и контактировавших лицах;

б) организация обмена между пользователями информационного ресурса (COVID-19), определенными в пункте 10 настоящих Временных правил, информацией о пациентах и контактировавших лицах с соблюдением требований законодательства Российской Федерации в области персональных данных.

В Постановлении №415 какое-либо упоминание информационного ресурса (COVID-19), предусмотренного Постановлением № 373, отсутствует.

Таким образом, правительственные постановления № 373 и № 415 не предполагают использование сведений информационного ресурса (COVID-19) для принятия решения о начислении стимулирующих выплат конкретным работникам и определении их размеров.

Обращаем Ваше внимание, что в вышеупомянутых письмах Минздрава России отсутствует указание на то, что данный орган, согласно Положению о Министерстве здравоохранения Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 19.06.2012 № 608), не наделен полномочиями давать официальные разъяснения трудового законодательства Российской Федерации и что содержание указанных писем представляет собой лишь мнение специалистов Минздрава России. Неправомерная трактовка правительственных постановлений № 415 и № 484 подается как обязательная к применению органами исполнительной власти субъектов РФ и работодателями. Последние ссылаются на них как на официальные разъяснения нормативно-правовых актов при принятии решений, которые ограничивают размеры стимулирующих выплат и круг их получателей среди работников. (В качестве примера прилагаем письмо главного врача Г. Оразова ГБУЗ «Самарская областная ССМП» №552 от 03.06.2020 коллективу Чапаевской подстанции в ответ на претензии работников со ссылкой на разъяснения в письме Министерства здравоохранения № 16-3/И/1-6965 от 21.05.2020 - см. стр. 3 Приложения 2.).

Фактически, с нашей точки зрения, речь идет о превышении должностных полномочий, а также публичном распространении заведомо ложной (недостоверной) информации под видом достоверной.

1. Согласно ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий», совершение лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Содержащиеся в вышеупомянутых письмах Минздрава России предписания органам исполнительной власти субъектов РФ, с нашей точки зрения, существенно нарушают права и законные интересы работников учреждений здравоохранения, наносят ущерб интересам общества и государства, заинтересованных в создании условий для полноценного оказания медицинской помощи населению.

2. Согласно ст. 207.1 УК РФ, публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до семисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет. При этом обстоятельствами, представляющими угрозу жизни и безопасности граждан, в настоящей статье признаются чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии, эпизоотии и иные обстоятельства, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения.

Принятые Президентом России и Правительством РФ решения о стимулирующих выплатах работникам медицинских организаций, работающим в условиях коронавирусной инфекции, являются одной из мер по обеспечению безопасности граждан от обстоятельств, которые наносят ущерб здоровью людей, нарушают условия жизнедеятельности населения. Должностные лица Минздрава России в силу своих профессиональных компетенций и доступа к ресурсам юридической поддержки, с нашей точки зрения, не могли не знать, что распространяют в вышеупомянутых письмах Минздрава заведомо ложные сведения о содержании правительственных постановлений № 415 и № 484.

3. Согласно ст. 13.15 КоАП РФ, распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, если эти действия лица, распространяющего информацию, не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения.

Предписываемое вышеуказанными письмами Минздрава России ограничение размера стимулирующих выплат и круга их получателей, вызвало недовольство медицинского персонала и водителей скорой помощи, спровоцировало рост трудовых конфликтов и протестных настроений работников российского здравоохранения. Тем самым создана угроза массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности.

С учетом всего вышесказанного ПРОСИМ:

1. Провести проверку изложенных в настоящем обращении фактов и доводов о наличии в действиях должностных лиц Минздрава России признаков нарушений, ответственность за которые предусмотрена статьям 207.1 и 286 УК РФ и (или) ст. 13.15 КоАП РФ.

2. В случае подтверждения наличия нарушений привлечь виновных лиц к ответственности, предусмотренной законом.

Приложение:

1. Методический материал Минздрава России «Осуществление выплат стимулирующего характера» - 1 л.

2. Письмо ГБУЗ «Самарская областная Станция скорой медицинской помощи» №552 от 03.06.2020 – 6 л.

Сопредседатель

МПРЗ «Действие» А.П. Коновал