ВСТУПИТЬ В ПРОФСОЮЗ ВСТУПИТЬ
В ПРОФСОЮЗ

Скандал в Севастополе: «Большой Брат» в кабинете детского стоматолога

Новость от 18 сентября 2018 Автор: Андрей Коновал

В Севастополе разгорается скандал вокруг скрытого видеонаблюдения, организованного администрацией 9-й горбольницы в одном из детских стоматологических кабинетов. В поле зрения камеры оказалась не только врач, находящаяся в трудовом конфликте с администрацией больницы, но и ее маленькие пациенты. Группа родителей, возмущенная этим фактом, направила коллективное обращение в севастопольскую прокуратуру и уполномоченному по правам ребенка Севастополя.

Прибор, закрепленный под потолком врачебного кабинета, заметил и идентифицировал как видеокамеру один из пациентов — 12-летний мальчик. Произошло это 27 августа во время приема, когда ребенок сидел на стоматологическом кресле. Никаких табличек, предупреждающих о видеонаблюдении, перед кабинетом или внутри него вывешено не было, никто у мамы маленького пациента согласия на видеосъемку не спрашивал. О том, что администрация больницы установила видеокамеру, не знала и работающая в этом кабинете врач Ольга Акимова. В ходе осмотра выяснилось, что в остальных пяти из шести кабинетов стоматологического отделения видеокамеры установлены не были.

Стало очевидно, что скрытое видеонаблюдение на рабочем месте было организовано непосредственно за врачом Ольгой Акимовой, которая буквально за несколько дней до этого добилась восстановления на работе через суд. То есть находилась в ситуации острого трудового конфликта с работодателем. Ранее врач поднимала вопросы защиты своих трудовых прав, после чего впала в немилость, и ее незаконно уволили под неправомерным предлогом, что и было установлено в суде первой инстанции. Показательно, что в своем стремлении «разобраться» с неугодным стоматологом, администрация во главе с главным врачом Еленой Волковой пошла не только на нарушение трудовых прав сотрудника, но и грубо пренебрегла законодательством о персональных данных в отношении детей-пациентов.

В своем коллективном обращении прокурору Севастополя Шевченко И.С. и уполномоченному по правам ребенка Песчанской М.Л. родители детей, побывавших на приеме в кабинете со скрытой видеокамерой, пишут: «…Полагаем, что чиновники подвергли наших детей серьезному риску, создав условия для возможного попадания видеозаписей медицинского приема детей в чужие руки - в том числе, не исключено, что и в руки педофилов. Нас не устраивает, что какой-то незнакомый нам сотрудник администрации поликлиники имеет (или будет иметь) доступ к подобным видеозаписям и системе видеонаблюдения».

Можно дискутировать о том, насколько вообще юридически и этически правомерна съемка пациентов во время приема в медицинских кабинетах. Однако в любом случае есть общая законодательная норма, что о ведении видеонаблюдения и записи посетители должны быть поставлены в известность. Между тем, как утверждают шестеро родителей, подписавших коллективное обращение, скрытое видеонаблюдение велось в течение пяти дней - с 25 по 29 августа. Лишь после поднявшегося скандала администрация вывесила информацию о видеосъемке.

«Ориентировочно в 14 часов 29 августа 2018 года, - говорится в обращении, - вследствие возмущения родителей, находившихся с детьми в этот момент на лечении, прибыли работники в белых халатах и повесили одну табличку о ведении видеонаблюдения на листе А4 на входной двери кабинета, вторую табличку - внутри кабинета. Нашего согласия на видеозапись процесса лечения, равно как и согласия врача Акимовой, на такие действия никто не спросил. То, что видеокамера работает, видно при внимательном рассмотрении с близкого расстояния по светящемуся в ее корпусе индикатору».

На настоящий момент ответы на коллективное обращение родителей не поступили. Зато есть ответ за подписью главного врача Елены Волковой на докладную Акимовой, поданную еще в день обнаружения видеокамеры.

Ответ главврача, с нашей точки зрения, является весьма показательным по своей правовой безграмотности и цинизму.

Главврач городской больницы №9 Волкова в своем ответе заявляет, что "действующее законодательство не содержит запрета ведения видеосъемки (видеонаблюдения) в публичных местах, открытых для свободного посещения, без целей обнародования или дальнейшего использования изображения гражданина". То есть г-жа Волкова относит кабинет врача к неким «публичным местам, открытым для свободного посещения», где граждан можно снимать, но нельзя использовать отснятый материал.

Однако речь в статье 152.1 Гражданского кодекса РФ, на которую ссылается главврач, говорится об общем правиле, что согласие на видеозапись, обнародование и использование изображений требуется во всех случаях, за рядом исключений, к которым как раз относится съемка, «которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования».

Другими словами, приравняв кабинет врача к местам, открытым для свободного посещения, а прием врача к митингу или концерту, Волкова тем самым как раз обосновывает возможность использовать видеозапись с детьми-пациентами без согласия их законных представителей — вплоть до публикации в интернете или СМИ. Тут уж как в том анекдоте — вы или крестик снимите, или трусы наденьте.

Но в любом случае предупреждение о видеонаблюдении (видеосъемке) должно было быть на видном месте. В своем ответе на докладную Акимовой главврач прибегает, если верить свидетельствам родителей, и к явной дезинформации. По ее словам, все видеокамеры в больнице размещены на основании внутреннего приказа по больнице от 18 марта 2018 года №136 «О работе видеонаблюдения (системы охранного телевидения)», при этом – цитируем: «…В зоне видимости камер размещены информационные таблички, информирующие медицинских работников и пациентов о функционировании на объектах больницы систем видеонаблюдения, направленных на обеспечение на объектах больницы антитеррористической безопасности, соблюдения законных прав пациентов и защиты медицинских работников, посетителей от противоправных действий третьих лиц».

Между тем, как мы видим из обращения родителей, минимум три дня, с 27 (с момента обнаружения) по 29 августа, оно отсутствовало. Это подтверждается и фотографиями того, как сотрудники больницы крепят на скотч к двери кабинета врач табличку о видеонаблюдении уже после случившегося скандала (см. фото).

Информационную табличку о видеонаблюдении в кабинете детского стоматолога повесили только после возмущения родителей пациентов.

Есть и другие факты, указывающие на лживость ответа главврача. Если камеры предназначались для обеспечения антитеррористической безопасности и прав пациентов, то почему из шести кабинетов отделения это было сделано только в том, где работает врач, выигравшая у работодателя суд по своим нарушенным трудовым правам? Или кабинет Акимовой представляет особую ценность для террористов?

Кроме того, 27 августа была обнаружена видеокамера иной модели, чем те, что были установлены в коридорах в охранных целях согласно приказу №136. Уже после начавшегося скандала камера была заменена на типовую – это видно по фотографиям, сделанным до и после замены (см. фото). С чем связана данная махинация, как не с желанием скрыть улику?

Нестандартная "левая" камера была заменена типовой из охранной видеосистемы.

И с какими антитеррористическими задачами было связано сокрытие установки видеокамеры от работающего в этом кабинете врача Ольги Акимовой?

В разъяснениях Роскомнадзора от 02.09.2013 (https://pd.rkn.gov.ru/press-service/subject1/news2729/), на которые ссылается сама главврач Волкова, говорится: «Необходимо отметить, что при ведении видеонаблюдения в рабочих помещениях оператора с целью фиксации возможных действий противоправного характера согласно ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации работники должны быть уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись».

А это значит, что даже если признать установку видеонаблюдения во врачебных кабинетах законной, работодатель должен был в соответствии со статьей 74 ТК РФ уведомить врача об этом в срок не позднее 2 месяцев и заключить соответствующее дополнительной соглашение к трудовому договору». Однако ничего этого сделано не было.

Резонные вопросы звучат и в обращении родителей к прокурору Севастополя: «На покупку и установку видекамеры больницей были потрачены бюджетные средства, которые формируются в т.ч. и из наших налоговых отчислений, а в это время врач Акимова работает на приеме стоматологическими зеркалами с потрескавшейся зеркальной поверхностью, протирая эту поверхность каждые 5 секунд работы, и мы видим, каких усилий стоит врачу этот процесс. Может быть, администрация больницы № 9 лучше бы закупила для кабинета нормальные инструменты? Или пациенты и врач этого не заслуживают?»

Жалоба с просьбой проверить законность установки видеокамеры в медицинском кабинете был направлена также (еще 27 августа) прокурору Балаклавского района Севастополя, однако из районной прокуратуры она была перенаправлена директору Департамента здравоохранения г.Севастополя Шеховцеву С.Ю. Какие-либо меры служебного расследования со стороны этой структуры нам на настоящий момент неизвестны. Получается, что никаких оперативных действий по устранению нарушений не принимается?

Профсоюз «Действие» намерен вмешаться в ситуацию, когда работодателем принимаются, с нашей точки зрения, меры дискриминационного характера в отношении отдельного сотрудника и при этом еще и нарушающие права пациентов. Аналогичный инцидент имел место несколько лет назад в Ижевске в детской поликлинике №9, где видеокамеры были установлены в кабинетах участковых педиатров. Благодаря совместным действиям активистов «Действия» и родителей пациентов это решение было отменено предписанием прокуратуры.

См. об этом:

https://andrey-konoval.livejournal.com/266224.html

http://linia.udm.net/news/4864

В ближайшее время центральным руководством профсоюза будут направлены обращения в севастопольскую прокуратуру и губернатору г. Севастополя Дмитрию Овсянникову. Мы также намерены придать этот инцидент широкой огласке в СМИ.